Мое знакомство с Ириной Валентиновной Щеголевой-Альтман.

С Ириной Валентиновной мы познакомились в больнице. Оказались с ней в одной очереди на процедуры. Одинаковые больничные халаты, потухшие взоры,.. и вдруг! Есть лица, от которых трудно оторваться, что-то в них- неземное, божественное! Любовался я дольше положенного, пока лицо не повернулось и не спросило: "Вы, наверное художник?!" Потом я узнал, что Ирина Валентиновна,- вдова Натана Альтмана, того самого, который рисовал Ленина, оформлял революционные праздники и прославился своим портретом А.Ахматовой, что живет она на Лесном, а в больницу попала по недоразумению, так же как и я.
Размещались мы на одном этаже и частенько заходили друг к другу. У нее была отдельная палата. А в своей, многолюдной, я устроил наподобие рисовальных вечеров. Рисующих было человек пять. Ирине Валентиновне было интересно. Но ее на позирование подговорить не удалось. Мы не настаивали,-все таки страшновато было. Запомнил, что некоторые мои портреты ей нравились больше, чем пейзажи. В больнице она была на привилегированном положении, а поскольку наши вкусы и увлечения совпадали, то и мне позволялись некоторые вольности. Отлучались мы в основном на выставки, с последующим отмечанием этих чудных событий. После выписки, наше знакомство продолжилось. В ее квартире на Лесном был настоящий музей Н. Альтмана. Больше всего мне запомнился большой фотопортрет художника, при входе, и две его работы: Автопортрет в 18-летнем возрасте, исполненный карандашом и известная картина "Еврейские похороны." Ирина Валентиновна рассказывала много забавных историй из своей жизни. Вспоминала А.Толстого, А.Осьмеркина ,.. писала воспоминания в своей толстой коричневой тетраде. Где эта тетрадь сейчас? После ее переселения наше общение прекратилось. Позже я узнал, что она переехала в дом напротив, в квартиру на первом этаже. Много еще воспоминаний осталось в памяти об этой очень красивой, умной, независимой женщине. Но здесь они будут неуместны. Светлая ей память!

В. Шустров. Из воспоминаний (1993г)